24.03.13

Валентин Суханов — пятикратный чемпион

Категория:Интервью > Как живешь, земляк?

Третьего августа 1962 года в многотиражной газете завода им. Ухтомского под названием «Заводская правда» появилась заметка о первом международной матче люберецких футболистов. С тех пор прошло более 50 лет. Сейчас уже вряд ли возможно с точностью установить дату той знаменательной игры («Люберецкая правда» сообщила о матче лишь в номере от 9 августа). Почти наверняка нет в живых и ни одного из участников встречи, за исключением, правда, бывшего голкипера люберецкого «Торпедо» Валентина Никитовича Суханова – нашего земляка, уже 50 с лишним лет работающего на заводе «Звезда» (современное наименование – ОАО НПП «Звезда», ранее — п/я 1052).

sukhanovПеред тем, как познакомить читателей со спортивной биографией героя нашего очерка, мне хотелось бы привести статью о том далеком матче, автором которой был тренер люберчан, бывший футболист московского «Динамо» Владлен Голубев.

- История мало что донесла до нас о том легендарном матче, но сохранилось лишь неважного качества газетное фото. Сможете вспомнить своих партнеров по сборной города?
- Честно говоря, не всех. Время прошло сколько! Вон Женя Орлов стоит, третий справа, вот Байков Сергей Дмитриевич (шестым стоит). Он сам люберецкий, но потом уехал в Лыткарино, где и умер несколько лет назад. Играл за сборную области. Прекрасный футболист. Мужилкин старший, тоже, ушел из жизни. Лева Федин, люберецкий игрок. Давыдов, как говорите, играл. Почти наверняка это Николай. Младший брат Виктора Кузьмича Давыдова, много лет работавшего на «Урожае» в Томилино. Качество снимка, сами видите, неважное, но наверняка это он. Он у нас за «Зенит» еще в хоккей с мячом играл. Жил в Люберцах. Умер, как и его младший брат. Столяров – нет, точно не вспомню (По воспоминаниям ветеранов было три брата Столяровых – Вячеслав по прозвищу «Робсон», Борис и еще один брат, менее известный. Все они начинали играть в Некрасовке – примечание А.С.). Норкин Борис – личность легендарная, в футбол, и в хоккей с мячом играл как! В русский хоккей за наш «Труд» выступал. И на областное первенство, и на российского значения турниры. Сын его – Борис Борисович потом в высшей лиге выступал, в основном за «Строитель» Сыктывкар. Седов – вратарь, из Лыткарина сам.

- Матч с командой Вьетнама в памяти отложился?
- Спрашиваете. Событие какое! Соперники – маленькие, щупленькие, обыкновенные вьетнамцы (улыбается). Тренировал нас тогда Голубев, известный в прошлом футболист, в высшей лиге играл. Тут гляжу, у вас в газетном отчете в числе игроков Голубев присутствует, но то другой, однофамилец. Вы пишите – Евгений, очень может быть. Не вспомню сейчас, но точно, что наше тренер на поле не выходил. Раздевались во Дворце культуры, рядом с трибуной, которую затем в конце девяностых разломали. Тогда она единственной была. Рядом теннисные корты были. За ним – запасное поле, там всегда раньше играть начинали, пока на основном травка подрастала.

Народу было много, — продолжает Валентин Никитович,- можно сказать, что аншлаг. Перед встречей заходит в раздевалку к нам товарищ. Его представили как работника горкома партии. Говорит нам: «Матч международный, товарищеский, будьте к гостям повежливее, аккуратнее играйте». Тренером, или консультантом у них сам Всеволод Михайлович Бобров.

- На поле он не вышел?
- Нет, конечно, у него все колени к тому времени разбиты были. Но выглядел очень даже неплохо. Подтянутый, элегантный. После завершения встречи наши партийные боссы пригласили участников на банкет, который проходил в столовой на Красноармейской улице. Рядом теперь там банк «Возрождение». Помню, всех рассаживал Лев Соловьев, известный футбольный мастер. Мы с ним вместе когда-то играли. Люберчанин. Потом судьей стал, помню, обслуживал игры по русскому хоккею, нашу томилинскую команду как-то раз в Карпинске судил.

- Вы сами в футбол в Люберцах начинали играть?
- Да, на стадионе «Трактор». Жил неподалеку, на Красноармейском переулке, рядом с нынешним гагаринским училищем. В деревянных домах. Так все почти в то время жили. Ботвы по осени собирали и варили. Войну пережили. Родители мои на ГЛЗ познакомились. Мама – Ольга Дмитриевна, с Мордовии сама. Уроженка села Троицкое. Отец Никита Ермолаевич, с Орловщины. Уж не знаю почему, но у нас на улице звали все как «Дядя Петя». Загадка… Гагаринское училище. Во время войны помню, там парашютистов готовили. На заводе Ухтомского в те годы, удивитесь, конюшня была, лошадей смотреть туда ходил. У матушки знакомые работали там по Троицкому. Баня рядом была. Родители поженились в 1930 или в 1931 году, сын у них сразу родился, но умер совсем маленьким. Ну а я на свет появился в 1934 году. Войну помню, вроде, как и на Люберцы бомбы сбрасывали, но, честно говоря, как-то особо бомбежки в памяти не отложились. Зато перед глазами осколки от зениток. Бывало, «тепленькими» их мы, пацаны, подбирали… Потом футбол вошел в нашу жизнь.

Босыми бывало, играли. Сложные времена были. На стадионе деревянные трибуна тогда была. Пруд рядом был. Частенько мяч туда попадал. Есть легенда, что Борис Нефедов как-то написал: «мяч попал в пруд, где и затонул». Не знаю, правда, или нет, но говорили тогда именно так. Сам помню, мячик частенько в речку попадал, и кто-то из зрителей бежал за ним. Подождав, когда тот к берегу подплывет.

- Забавно.
- Ближе к шоссе, прямо по центру стадиона были построены так называемые «китайские раздевалки». Двухэтажные. Своеобразной архитектурой. На пруду зимой все катались. Там и Бычков, помню, вовсю гонял, Клюйков Евгений, когда с флота вернулся, Паршин Николай, который потом чемпионом СССР в составе «Крыльев Советов» был. Да и все, наверное, люберецкие мастера на пруду и начинали. Про Клюйкова хочу сказать, молодец мужик был. Не пил, не курил, спортом активно занимался. За ветеранов поигрывал. Помню, как-то ездили с ним на турнир в Раменское. Он, кстати, на фото вполне может быть…

- Под руководством знаменитого люберецкого тренера Михаила Новикова вам заниматься доводилось?
- Конечно. Михаил Иванович всех тренировал – детей, юношей. Очень хороший краснодеревщик. Сам был неплохим футболистом и хоккеистом. Конечно, условия для тренировок были тогда не ахти какие – лед неважный, раздевалок толком не было. Но тренировались, на игры выезжали. Он был общественником, работал на заводе. Помню еще Алексея Ивановича Заикина, но он, скорее, не тренером был, а организатором.
Владимир Чижов, хороший вратарь. Данных особых не было, но умел хорошо позицию выбрать. Вячеслав Артемов играл еще, потом его в Минск забрали. Худощавый, очень легкий игрок. Вагина еще назову, но как игрока его не помню. В памяти отложилось, как он смотрел за нашими дворовыми баталиями на улице Заборевская, что рядом с ремесленным училищем находилась.

- Под одной из ваших футбольных фотографий стоит подпись. 18 мая 1953 года. Люблино. Стадион «Локомотив». Приз Открытия.
- Отец писал. Я тогда выступал в молодежном, как теперь бы сказали составе, но иной раз меня подключали к играм за первую команду «Трактора» (так называлась в то время команда «Торпедо» — примечание А.С.). В то время я был учеником девятого класса.

Вот вижу на фото нападающих Бахметьева, Виктора Бычкова, Юрий Галаева по прозвищу «Галай», полузащитника Бориса Королева, защитника Льва Соловьева. Еще за нас Кузьмин с Некрасовки играл, «колотушка» у него была будь здоров, Яков Шеин, который, как и его родной брат Иван сильным игроком был в русский хоккей (оба брата позднее, как говорят, трагически погибли – примечание А.С.). Яков – нападающий, а Иван – вратарь. Вон Морозов предпоследним стоит.

- Валентин Евгеньевич?
- Нет. Не вспомню, как его звали. Говорите, инициал был в газете – Г. Может, Геннадий? Еще помню, Смазнова Николая, он потом за Владимир выступал, как в футбольной, так и в хоккейной команде.
Тогда у нас еще сильная юношеская команда была, призы различные выигрывали.

Хорошая команда тогда в юношах у нас была, состояла почти полностью из люберецких ребят. Один игрок – запамятовал его фамилию, в Балятино жил. Норкин Борис, Володя Тесленко, он потом команду по русскому хоккею Томилино-2 тренировал. Это команда ТЗПП – Томилинского завода полупроводниковых приборов. Они еще хоккей с шайбой немного культивировали, как мне кажется. Толя Гордеев, капитан команды. Дальше в футбол, как и многие, не пошел. Стал военным, дослужился до полковника…

- Вы все время за команды ГЛЗ, исключая армейскую службу выступали?
- Нет. Только до призыва. Когда демобилизовался, устроился на Люберецкий завод монтажных заготовок, он находился в районе нынешних Котельников, неподалеку от кольцевой автодороги. Она как раз в те годы строилась активно. Играл в заводской команде по футболу и по русскому хоккею. У нас начальство спорт любило, особенно директор завода и начальник ОТК. Никто освобожденным от работы не был, все трудились на предприятии и играли в свободное от работы время. Я до армии учился некоторое время, и восстановился в МАТИ в середине шестидесятых годов. Занимался на вечернем факультете, он неподалеку от станции метро «Таганская» располагался, рядом с библиотекой иностранной литературы. Сын позднее его закончил также.

Конец 1964-начало 1965. Чествование люберецкого "Торпедо" в городском Дворце культуры

Конец 1964-начало 1965. Чествование люберецкого «Торпедо» в городском Дворце культуры

- Где играла команда ЛЗМЗ?
- На первенство Люберецкого района. Примерно, если не путаю, в 1960 году мы успешно сыграли в зимнем первенстве Подмосковья и летом даже выступали на областное первенство. Понятно, что не в сильнейшей группе. Там сыграли слабовато, заняли одно из последних мест. Своего поля у нас не было, и соперников принимали на «Торпедо». Помнится, с быковской командой «Спартак» играли. С командой из Сетуни. За них брат динамовца Соколова играл. В том мачте серьезно локоть травмировал…

- В Томилино перешли работать когда?
- Как сейчас помню, был зачислен на работу 31 декабря 1959 года. Предприятие режимное, сами понимаете, долго проверяли, месяца три, наверное. Тогда и стал играть за команду завода. Сначала она «Трудом» назывались, потом в «Зенит» переименовали.

В футбольное «Торпедо» меня позже пригласили, где-то в самом начале 1964 года. Ко мне домой пришли тренер Валерий Карпов и Игорь Байков. Согласился сразу, не раздумывал особо. Хотя раньше на ГЛЗ команда так себе была, в конце пятидесятых – начале шестидесятых годов. До перехода в «Торпедо» я играл за Томилино. Сдается, что они немного и на первенство области футбольной командой выступали, но по низшим группам.

- Вы в свое время были внештатным корреспондентом «Люберецкой правды», и наверняка были в курсе всех футбольно-хоккейных событий в городе и в районе. Ответьте на вопрос: в архиве в сезоне 1960/61 тренером томилинской команды по хоккею с мячом значился некто Карпов. Тот самый?
- Валерий Ефремович, он. Был очень хорошим организатором, и год-два у нас проработал. Потом в Люберцы вернулся и принял снова «Торпедо», выведя команду на передовые позиции в первенстве области, а затем уже работал с торпедовцами в классе «Б».

Я в «Торпедо» при Карпове играл в 1964 и в 1965 годах, когда мы были чемпионами Московской области и выступали в Кубке РСФСР. В класс «Б» Карпов меня не взял – уже староватым для мастеров стал (улыбается). И с футболом, по большому счету, закончил тогда. Лишь заметки несколько лет в «Люберецкую правду» писал о футболе и хоккее с мячом.

Сезон 1965-1966. Елец. Зональный турнир первенства РСФСР. Атакует Валентин Суханов

Сезон 1965-1966. Елец. Зональный турнир первенства РСФСР. Атакует Валентин Суханов

- Двое поклонников футбола со стажем утверждают, что Валерий Ефремович работал и в Некрасовке, где занимался с хоккеистами «Буревестника». Правда?
- Все могло быть. Знаю, что там был «Спартак». Потом могла реорганизация произойти. По крайней мере, я помню именно его (в автобиографии Карпов писал, что работал в Ухтомском райсовете «Спартака» — примечание А.С.). И футбол, и русский хоккей в поселке был почитаем весьма. Хоккей с мячом, то до того момента, как нас разогнали, был на заводе спортом номер один. Потом все на «Урожай» переместилось.

Здесь уместно сделать отступление небольшое: Еще в сезоне 1973/1974 томилинский «Зенит» играл в высшей группе областного первенства, но по итогам клубного зачета был должен перейти в первую группу. Но руководство приняло решение не заявляться в областное соревнование, и команда еще несколько лет выступала на первенство Люберецкого района.

- Карпов был сильным тренером?
- Конечно. Жестковатый, требовательный, ясно представлял, что хочет от нашей команды.
Даже и не вспомню, проигрывали ли мы хоть кому-то в те два памятных сезона в Московской области. Вот на Кубке РСФСР – да, в Обнинске уступили, но, считаю, не по делу. Должны выигрывать были. В Рязань еще в том году ездили. Вечером на поезде с Казанского вокзала, а следующим вечером домой. Помню, в Панках состав на светофоре притормозил, и мы все на ходу выпрыгивали. Спонтанно все получилось как-то.

- «Торпедо» образца 1964-1965 годов было крепким коллективом?
- Безусловно. Яковенко Анатолий выделялся, самый, считаю, полезный игрок. Надежный центральный защитник. Умница. Игорь Байков неплохо смотрелся, играл на «подчистке» за Яковенко. Справа Владимир Башкин играл, он с гарнизона был. В обороне и его тёзка Швецов выступал, жаль, ушел из жизни в 2011 году. Люберецкий воспитанник. Много лет у нас на заводе инженером работал. Играл и в хоккей с мячом.

Пронин Владимир играл в полузащите. Как и Борис Гаранин – подыгрывающий игрок. В нападении Александр Горелик, Василий Ильин и Василий Дрюккер.

- Какой их характеристикой наградите?
- Горелик – умный и хитроватый футболист, физика слабовата была. Ильин, наоборот, в тактике слабее гораздо, но удар мощный имел. Дрюккера болельщики «Корягой» называли. «Колотушка» была слабая, не очень пластичный нападающий, но зато отменное голевое чутье. Моим сменщиком был Юрий Клевков. Жил в гарнизоне, давно его не видел. Последний раз встретил довольно давно, был с бородой…

- «Бородатым» в последние годы жизни, как мне говорил Владимир Пронин, был и Смородинов. Помните такого?
- Помню, но не очень хорошо. Мне кажется, что он ранее играл за томилинский «Урожай».

- Пронин говорил, что он довольно долго работал на Заводе им. Ухтомского.
- Быть может…

- В футболе вы воспитанник «Трактора». В «мяче», получается, тоже?
- Вообще-то в русский хоккей больше играл. И дольше. Мог и в московском «Динамо» оказаться один раз. Помню, играем с одним из клубов Ленинграда на Кубок ЦС «Труда» среди команд коллективов физкультуры. Тогда у нас поле не готово было – оттепель стояла, и соперника принимали в Москве. Тренером был Виктор Васильев, футболист известный, рано из жизни ушедший. До прихода Валерия Ефремовича дело было. На игре Василий Дмитриевич Трофимов присутствовал, тренер знаменитый. Заприметил, видно, меня и в «Динамо» зовет.
Но, по существу, лишь во время службы начал в русский хоккей играть. С ребятами без коньков, да, играли и ранее. Я ведь коньками всерьез занимался. В 1954 году поехал в Москву выступать за коллектив Люберецкого дома офицеров на армейские соревнования. Там меня приметил тренер ЦСКА, он чемпионом страны был неоднократным. Звали Александром. Пригласил выступать за армейский коллектив. Обещал служить в Москву устроить, но я как-то сам не подсуетился…

- И вы отправились в Архангельскую область…
Служил три года с небольшим. Ушел поздней осенью 1956, а возвратиться должен был в конце 1959 года. Но вышел приказ, что об уменьшении срока службы морякам, и вернулся домой я то ли весной, то ли в самом начале лета 1959 года. Служил в Северодвинске, тогда город носил название Молотовск. Но больше не военную службу нес, а в русский хоккей играл. Ребята были из Москвы, с Электростали двое «шайбистов» служили. Не мастеров, правда, но ребята неплохие в игровом плане были. Команда наша очень прилично смотрелась, на первенство флота играли. Называлась – Дом офицеров флота. Летом защищал ворота футбольной команды. Ездили на различные турниры. Помнится, один раз на теплоходе «М.В.Ломоносов» в Сыктывкар отправились, через Архангельск с остановкой в Котласе, там товарищескую игру проводили.

- Ну а с «Динамо» что было?
- Там знакомый играл, Анатолий Вязанкин, люберецкий наш человек. Поехал на сборы с ними осенью 1960 года, в Новогорске на базе занимались. Игорь Численко, футболист, тогда играл. Помню, погода хорошая стояла, морозец легкий. По соседству хоккеисты располагались. Но вдруг погода меняется, потепление резкое настало. И руководство команды принимает решение продолжить сборы в Красноярске. Тут меня сомнения одолевать стали – куда я еду? В Люберцах мы в тесноте жили – четыре человека на двенадцати метрах, квартиру от завода обещали.… В общем, решил дома остаться. «Динамо» тогда на сборы в усеченном составе поехало, но в итоге выиграло чемпионат СССР. А квартиру, к слову, мне тогда так и не дали. Да и боязнь получить серьезную травму, честно скажу, была.

- За вашу карьеру повреждения серьезные были?
- Полно! Ногу пару раз ломал, зуба лишился, челюсть ломали…
- В начале шестидесятых годов стремительно набирал популярность хоккей с шайбой…
- Не мое, так скажу. Как-то оказался в Малаховке, и у них на институтской площадке СКИФ с кем-то играл. Поглядел, но игра мне совершенно не приглянулась. Хотя ездил иногда в Москву, на матчи ЦСКА. Вот там, да, уровень был. Но сам никогда не играл

Коробка хоккейная на «Торпедо» была – там, где место пониже немного, в районе запасного поля. Борис Королев любил побегать по льду. Шайбой в Люберцах занимались в ДСО «Спартак» (несколько раз спартаковцы принимали участие в играх первенства РСФСР – примечание А.С.) и на заводе Ухтомского.

- Вернемся к вашей журналисткой деятельности. Что подвигло на написание заметок?
- Наверное, то, что писали о спорте в то время как-то опосредованно, слабовато, скажем так. Лет пять-шесть писал, где-то так. Желание было. Потом забросил. Но бумаги до сих пор на работе лежат. Помню юного тогда еще Леонида Трахтенберга, он начал в «Люберецкой правде» как раз про русский хоккей писать, потом уже про футбол. Совсем мальчишка, мечта у него была – стать футболистом. И бегал даже с мастерами нашими. Суть игры в начале своей журналистской карьеры он не совсем понимал, но писал довольно ярко. Потом в «Московский комсомолец» его пригласили. И так вверх пошел. Сейчас вычитал, что он пресс-атташе ФК «Ростов». Вспоминаю, что описывал игры нашего «Торпедо» с французской командой в Люберцах в 1968 году. Тогда даже корреспондент «Ленинского знамени» Феликс Летушев на игру приехал, ко мне с вопросами подходил. Иногда мои заметки выходили за подписью «В.Никитин». Гонорары выплачивали, рублей 25 по тем деньгам…

- Родителей давно потеряли?
- Да, они прожили очень непростую жизнь, прошли через две войны, голодали. Знаете, как людям в деревнях в двадцатые годы жилось тяжко. Отец родился в 1903 году, умер в 1965. Мама на два года моложе была. Ушла из жизни в 1968 году. Потерял я и супругу свою – Тамару Ивановну. С ней помню, в электричке, в 1961 году познакомились. Она тогда на Октябрьском проспекте жила… Очень тяжело в тот момент было. Одиноко. Решил завести кота. Приобрел на рынке, месяцев пять-шесть моему «Кузе» тогда было… В сложный период он мне помог. Бывало, придешь со службы, а тебя уже встречает, мурлыкает ласково, трется. 16 лет прожил.

- По кошачьим меркам срок немалый…
- Умер, лечили его долго, но, увы… Внучки мои любили с ним играть, но кот уставал и ко мне бежал. На дачу несколько лет вывозил, какие бои кошачьи там были!

- Как кошатник вас прекрасно вас понимаю. Но отвлечемся от темы братьев наших меньших. 31 декабря 1966 года в анкете для «Люберецкой правды» вы писали про сына, которому на тот момент три года исполнилось…
- Андрей пошел по моим стопам (улыбается). МАТИ закончил, работает по специальности. В том же люберецком роддоме родился, рядом с заводом Ухтомского, там сейчас «Стоматология» находится. Дочки подрастают – Вероника, я ее Викой зову, и Алиса. Когда кот жив был – часто приезжали из Москвы. Все нормально у них….

- Русский хоккей для вас был спортом номер один?
- Конечно. Чего-то достиг (улыбается). Три раза чемпионом области был, не один раз «Труд» наш призером становился. В финалах российских первенство играли не раз. Хороший коллектив был тогда. Жалко, что потом на «Звезде» хоккей с мячом в упадок пришел – финансирования не стало…

Александр СЕРЕБРЕННИКОВ