21.11.15

Василий КУРЮКИН: ФУТБОЛ – МОЯ ЖИЗНЬ!

Категория:Интервью > Персона Метки:

kurukinЕму уже тридцать пять, но Василий Курюкин, что когда-то играл во второй лиге, по прежнему в строю, пусть и в областном чемпионате, где играет за ФК «Красково», выходит на поле не столь часто. Зато он идейный вдохновитель и играющий тренер «Урожая» из Томилино, что два сезона кряду выигрывает Открытое первенство Люберецкого района…

НАЧАЛО

- Ты начинал играть в своем родном Томилино?

- В команде под названием  «Звезда» у тренера Сергея Алексеевича Прасола. Он играл ранее в люберецкой «Искре».  Помню, в самой своей первой игре за «Звезду» два гола забил. Потом в Красково  у  Сергея Анатольевича Логинова. Можно сказать ему большое спасибо. Очень хороший специалист, он многому научил меня и всех остальных  футболистов.

- Кто-то из твоих друзей попал в большой, что называется, футбол?

- Ну до какого-то определенного уровня они дошли…  А потом, не помню, чтобы кто-то заиграл. Футболисты некоторые были намного сильнее меня, они могли бы добиться большего…

- Что помешало?    

- Ну, там как бы у всех уже работа  была, учеба,  новая жизнь началась… Тогда время-то было такое – тяжело было с футболом. Да и не только с ним. Годы лихие были – 1990, 1991…

- Ты мне как-то рассказывал историю с местом рождения своего.

- Мама на последнем месяце была, и поехала к родственникам в Уфу. И там я появился на свет. Но в паспорте и во всех документах значится Томилино.

- Вернемся к твоим юношеским годам. Томилино, Красково. А что потом?

- После Красково — там уже как-то все распадаться начало, я ушел в «Москвич». Два года до выпуска было. Играл на стадионе на нашем, на «Зените»,  и пришло два парня – тоже в футбол играли, «пасовались» здорово. Мы с ними разговорились, я вижу, они хорошо играют, говорят: «А мы в «Москвиче» играем». А они с «Птички», то есть местные сами. Один парень учился хорошо, медалист, а пошел в футбол играть. И очень хорошо играл.

- А вот ты говоришь: «Учился хорошо». А сам ты, значит, учился …

- Ну да, слабо учился… В 14-й школе в Томилино.  Футбол у меня отбил все желание учиться (улыбается).

ЭЛЕКТРИЧКА ДО МОСКВЫ

- И вот ты попал в «Москвич». Тренера помнишь?

- Игорь Александрович. Фамилию не вспомню. Я слабенький я был там совсем. Ребят много было уровнем выше меня, но все равно ездил на тренировку каждый раз на электричке, денег не было тогда – пролезал так, без билета, но тогда за этим не так строго смотрели.  В первый год чемпионами мы стали по первой группе детского футбола.

- Это по второй по счету?

- Да, а во второй год стали третьими… И оттуда я уже ушел сюда, в Люберцы, это был 1996-й год. Тогда «Торпедо» Люберцы имело право играть юношеским годом  и на область еще. В школах московских выпуск закончился, и они не имели права играть, а вот 1978-й год рождения, например, не мог играть на Москву, а на область – мог. И год у меня как бы еще был. Тогда все как раз начало разворачиваться, вот эта школа пошла у нас. Как раз тогда Сергей Анатольевич (Логинов) пришел в люберецкую школу

И вместе Соловьевым поднял городской юношеский футбол. Меня тренером сделали, я тренировал. Мне шестнадцать было тогда

- С ума сойти! И деньги получал?

- Да.

- И сколько тогда платили?

- Ну, мизер, конечно, я уже и не помню даже сколько. Но все равно приятно было, что и говорить.  Потом я сезон отыграл в «Торпедо» Люберцы (команда 1978-1979 г.р.)  на область. Заняли мы третье место. Тренировал нас Логинов. Он тогда две команды возглавлял – нашу, и 1980-1981 г.р. Младшие Кубок тогда выиграли. Мы могли тоже выиграть, к нам вдевятером приехала команда из Ногинска, мы забили первый гол, 1:0 вели, но в конце пропустили, 1:1. За 1980-1981 г.р. томилинских очень много в той команде было – Рома Белоконь играл, Миша Лобанов…

Потом отыграли мы сезон,  в «Торгмаше» я тренировался…  Если не ошибаюсь, в 1997.

Помню, зимой мы на малаховском озере тренировались.

kurukin_2МАЛАХОВСКОЕ ОЗЕРО

- Где?!

- Прямо на льду. Лед был ровный такой… Не знаю, может быть, там заливал его кто.

Жили мы на базе, там какой-то санаторий был рядышком…

- Но ты в состав не прошел. Почему?

- Игроки посильней пришли, и у меня травмы какие-то были с коленом.

- Значит, с «Торгмашем» не получилось…

- Тут как раз образовалось люберецкое «Торпедо». В основном  — выпускники московских школ, но были и люберецкие. Народу было очень много, там по 30 человек, я точно помню. Тренировки все на запасном поле были. А играли на основном.

- Народу на трибунах было как сейчас?

- Болельщики приходили, был народ, побольше, чем ныне

- А там какие-нибудь зарплаты вам платили, нет?

- Кому-то платили, я там в это дело не влезал. Но точно, что не всем.

- Ну, москвичам, видимо, платили. Местному можно не платить, он и так будет играть, условно говоря…

- Можно и так сказать….

 - Сначала «Торпедо»» тренировал покойный москвич по фамилии Силкин.

- Да, спонсора вроде нашел. Но что-то там не срослось… Потом Михаил Васильевич Христич пришел, взял команду. Второй круг мы доиграли. Здесь я уже в принципе играл в основном составе. Потом все закончилось, все искали куда идти.

- Почему второй год не стали играть этой командой?

- Команда один год просуществовала. Христичу предложили вариант с ЦСКА, тренировать детей, нормальную зарплату. Он до сих пор в армейской школе работает.

- Ты оказался в очередной раз без команды.

- Один знакомый тренер предложил: «Давай, попробуй, в «Москвиче», там приличная команда… До этого сезона «Москвич» выиграл московскую зону группы «А» ЛФЛ. И на предсезонку я прямо с первого дня еду  в «Москвич» и начинаю там тренироваться — почти каждый день тренировки были. Тренером был Алексей Альбертович Якимович.

- Там платили?

- Нет. Зарплата и премиальные там были с мая. До этого нужно было еще попасть в основной состав.  Отбор был, тренировки серьезные, все по высшему уровню…

- Сколько тренировок было в неделю?

- 4-5 раз занимались. Тогда я не работал, только вел секцию на «Торпедо». Молодой был, хотел играть, о чем-то думал, мечтал… Якимович очень нас подтянул. Команда новая была, и за 2-3 месяца мы сыграли очень много игр. С кем мы только не играли товарищеские матчи – со «Спартаком», с «Динамо», с «Торпедо-ЗИЛ»… У него в «Торпедо-ЗИЛ» был друг хороший и мы с ними очень много игр сыграли,  и благодаря этому подтянулись сами.  И тут начинается сезон, и он мне говорит: «Вась, я не могу тебя взять, у меня сильней состав…»… Потом начался сезон, они отыграли игры две, я звоню, спрашиваю: «Ну что, Алексей Альбертович, как там играете, туда-сюда?» А он говорит: «Вась, слышишь, у нас тут с зарплатами и премиальными проблемы тут начались, давай-ка приезжай, ты нам понадобишься». И все, я опять начал тренироваться с ними. Народу много ушло в другие клубы. Сезон доиграли, заняли 4-е место. С новым тренером и с новой, по сути дела, командой.

- Курюкин играет там, где есть финансовые проблемы?

- Получается, так (улыбается). Первый круг я на замене был, второй тоже – то выходил, то не выходил…  можно сказать, тренировался только.  Все, сезон закончился. Кто-то из игроков ушел играть во вторую лигу. Собрались второй сезон играть. Товарищеские встречи играли опять так же,  много игр, много тренировок. Уже как бы я в основе играл. Заняли 7-е место.  Третий сезон начали тренироваться, но потом все закончилось.

Зимой 2000-го года он Якимович мне говорит: «Давай, езжай в Славянск, в команду  мастеров. Мы съездили в РФС, подписали контракт там, на 2 года.

- Но получилось вместо двух сезонов – две игры и одна на Кубок…

- Приехал, все нормально, тренировался, на уровне все у них. Но травму получил там и все как-то не так пошло. Хотел здесь как-то команду найти, поближе, в Москве.

- А там денег много положили?

- Ну, нет, 2500 было и все, по тем временам не так уж много, отдали мне, это 2000-й год был. И я уехал.

- Получается,  после поездки на Кубань, ты в мае-июне вернулся.

- Да. И когда был перерыв зимой, я еще тренировался в «Спартаке-2», «Спартаке-Авто» — они тогда играли по области в 3-ем дивизионе, в группе «А». Попал туда через ребят. Там были, в принципе, условия… Мы тренировались в  манеже спартаковском, и зал был – то есть идеальные условия, можно сказать.

- Эта  команда  «Спартаку» какое-то имела вообще отношение?

- Не знаю. Но все-таки это уже совсем другой уровень. Там я познакомился с Львом Павловичем, фамилию не помню, он был тогда тренером «Звезды» Щелково. И вот он мне говорит: «Ты мне нравишься, давай подключим тебя за армейскую команду».

- Играть-то ты начал вольнонаемным за них?

- Когда первую игру провел, у меня была повестка, но в армии не был.

БРАТ КОЛЯ

- Это  когда ты умудрился не забить там стопроцентный момент и лишил ребят полтора дня отдыха?

- Да-да (смеется), было такое. Зиму я тренировался в «Спартаке», потом поехал в Славянск, потом вернулся. Поехал в военкомат, а меня забирают в армию, и перепутывают с моим братом Колей. А Николай  в это время тоже в армию собрался. А у меня своя вольная жизнь была. И тут меня забирают и везут в Ногинск, в часть, а я говорю: «Какой Ногинск? Мне вообще в Щелково надо». А мне говорят: «Не переживай, все нормально,  езжай!» и везут в Ногинск, в химические войска. И я там служу неделю по полной программе. Все – я уже забыл, что я какой-то там футболист, вошел в ритм этой жизни, с 6 утра и все – погнали… И тут приезжают за мной. Говорят: «Мы перепутали».

- Веселая история!

- Сержант какой-то приехал, говорит: «Сейчас мы тебя повезем обратно». Я думал, меня в часть повезут, в Щелково, а меня обратно привезли в «учебку». Вскоре  меня Лев Павлович, тренер, забрал, и я приехал в часть, меня там распределили… Прихожу в спорткомплекс, а мне говорят: «Все, твои уехали, у тебя командировка, езжай домой». Ну, я собрался и — домой. Приезжаю, все удивились: «Вася, ты чего, убежал что ли?»  Ну, а через полтора дня – обратно в часть…

- Сколько ты там играл в «Звезде».

- Два года отыграл там. Конечно, тяжело сначала было. Ты живешь с ротой полдня, подъем с раннего утра и  все такое. А потом идешь тренироваться. И на мне это сказалось — не был готов к таким физическим нагрузкам. Мой организм перестал справляться, потом заболел

- На какой позиции играл?

- Ставили и центральным, и крайним полузащитником – искали, одним словом, куда меня «засунуть»… В итоге сказали: «Не готов ты вообще», и отправили в часть. Так первый сезон прошел, а потом полегче стало, меня взяли в основу. Николай Николаевич Шариков, наш тренер, полковник, отвечающий за спорт-блок, сказал, чтобы я встал крайним защитником. Всю зиму тренировались…

ПАЧКА «ПРИМЫ»

- Денег в «Звезде», как я понимаю, не было?

- Нет, только зарплата 40 рублей — как положено солдату, и пачка сигарет «Прима».

- «Приму» получал? Ну не курил ее, естественно…

- Нет, первое время, когда курил – приходилось «Приму» курить. В  принципе я не курил, можно сказать, баловался тогда. Второй сезон уже закурил, когда «дедушкой» стал.

- Ты как-то рассказывал, что какие-то мешки таскали по полю?..

- Ну, это мы когда за полем ухаживали, опилками посыпали бровки, размечать нечем было же. Брали шестерых «молодых» — и вперед.

- С беспределом судейским сталкивался в «Звезде»

- Да нет, не сказал бы… Вот если с командой, которая претендует на выход из группы – может быть, да, тогда нас «поддушивали».

- За «Звезду», помнится, Зуев играл в воротах…

 - Мы играли товарищеские матчи с дублем «Спартака» несколько раз, его приметили, и  взяли в «Спартак».  И он там заиграл. Слышал гимн Лиги чемпионов.

- У «Звезды» была цель?

- Побеждать в каждом матче, какая там еще цель могла быть? Как нам говорили: «Победа – на три дня домой!»

- А кто-то вообще из той же «Звезды» куда-то вышел?

- Много играло во второй лиге, в ЛФК. Но помню, прихожу домой после демобилизации, включаю телевизор, «Торпедо-ЗИЛ» с «Аланией» Играют. За москвичей вышел Рома Славнов. 

- После «дембеля» чем занялся?

- Пришел в «Зенит» Томилино,  меня Юрий Иванов позвал помочь. И выиграли мы область.

- И в тот момент ты решился прощаться с серьезной карьерой…

- Тогда еще  нет, я искал команду. У меня предложение были  в Лиски поехать – не захотел в Воронежскую область забираться. В Реутово  позвали, но  я сам упустил  момент.

- Причина?

- Мне сказали: «Езжай на тренировку в зал». Там тренировка была в зале в 10 часов. А я просто не знал, где находится этот зал, если честно. Я в Реутове никогда не был. Ну ладно, потом, думаю. А мне: «Все, — говорят. — До свиданья!». Потом позвали в «Мосгаз».

Платили нормально — 7 тысяч зарплата у меня была. И «премиалка»  – 1,5 тысячи. Домашние матчи на «Соколе» играли. Вместе с Рифатом Пачиным играли.

Сначала вроде выходил на поле постоянно, потом на лавке большей частью сидел… Хороший такой, приличный состав, помню даже с Латвии,  с высшей лиги, люди  были. Но я уже тоже начал работу искать, режим, чего греха таить, иногда нарушал, можно сказать, Начал о жизни задумываться. Женился, ребенок появился…

- Много прожил с женой?

- 4 года.

- А почему разошлись?

- Не срослось. Просто все никак я не мог в жизни определиться, чего хочу больше…

То футбол, то одно, то другое… Что-то хотелось, что-то было внутри, что не перед чем меня не останавливало…

- То есть для тебя футбол – это была цель жизни…

- На тот момент, просто не было куда идти. Не было агентов, в принципе не было ничего и нигде… Надо было только самому ездить и проситься, чтоб  взяли. Рванул в «Химки», они тогда уже в первой лиге играли – тренировался там с дублем. Какие там тренировки.

- Понятно, все-таки уровень…

- Я там подтянулся, минут двадцать  мы только бегали – по кругу, причем, в приличном темпе. И только потом начиналась тренировка. Потом тренеры говорят мне: «Извини, но ты нам по возрасту не подходишь»…

ТЕТРАДИ

- Твои замечательные тетради, которые нам немало помогли  по статистике. Аккуратный почерк такой, цветные чернила…

- Я записывал сам. Мне все это было интересно.

- Просто обычно тренеры этим занимаются, и то, все это выкидывают потом. А чтобы игрок, и все оставил…

- Ну, вот настолько у меня все это было внутри, наверное, так можно сказать. Помогли вам — и хорошо. Не зря старался (улыбается).

-  Видимо, после «Химок» ты, скорее всего, понял, что в футбольном плане…

- Да, такие уже звоночки начались. Проблемы со здоровьем… Поболит-пройдет, опять поболит-пройдет. Вес стал набирать. Упустил этот момент, упустил… Надо было ловить его после армии, а тут женитьба. И вот как бы выбирай – либо одно, либо другое.  То есть 21, 22, 23, 24, 25 – я дошел до этого времени и все…

- Время, в общем-то, уже ушло…

- А там уже и область… Хотя вот, например на «Мосгазе» — утром тренировка, а вечером игра на Томилино…

- То есть там себя поддерживал в форме.

- «Мосгазе» я играл, я еще надеялся на что-то.

- То есть после «Мосгаза» у тебя практически команд не было…

- В «Смене» еще играл, у Алексея Соловьева, он был тогда тренером второй команды.

- После «Смены» что?

- «Зенит» Томилино. Но потом стадион решили продать, и Юра Иванов меньше по разным причинам внимания команде стал уделять. «Зенит», честно говоря, жаль. Неплохая команда была. Немножко нам подплачивали, даже Алексей Прудников, олимпийский чемпиона, наши ворота защищал.

ПРО ЗЕМЛЯКОВ

- Томилинский «Зенит» перестал существовать, но его место в Первенстве Московской области заняла команда «Торпедо-Зенит». Потом коллектив стал называться «Торпедо».

- Все верно. И я играл, но травмы стали одолевать. Старался, как мог. Помню, в игре на Кубок России в Луховицах забил. Год играл во второй команде, затем снова в главной.

- Давай поговорим про твое родное Томилино. Есть кого вспомнить?

- Есть. У нас играл Костик Виноградов, 84-го года рождения. С Никитой Баженовым они играли в одной команде. Потом в «Шиннике» выступал, в сборной юношеской России, был капитаном.  Не знаю, почему он выпал из поля зрения.… Но если сейчас он захочет играть, придет в команду, подтянется – и будет самым лучшим игроком. Роман Белоконь — мы вместе с ним, начинали, он школу прошел «Торпедо». Юрий Цубан надежды подавал, в СДЮШОР «Спартака» тренировался. Толя Устинов в школах «Торпедо» и «Спартака» занимался.  Еще играл Устинов Сережа, царство ему небесное, умер. Он тоже школу прошел, хороший был футболист. Лучший, я считаю, по своему году, 1982-му. Из ветеранов отмечу Петра Васильевича Цубана, он по классу «Б» играл.

- Когда-то мне Валерий Тюкульмин говорил, что был какой-то армейский стадион в районе станции Люберцы-2.

- Не скажу, не застал. Но там есть еще манеж, на Вертолетном заводе, тренироваться ходили туда тоже. Поменьше, немного,  чем в Малаховке.

ГОЛ В ДЕВЯТКУ

- Какой-нибудь курьезный эпизод  из своей футбольной практики вспомнишь?

- Пожалуйста, вот вам случай годичной давности. Игра, уже не вспомню, с кем. У меня день рождения.  И сбивают кого-то в штрафной. Говорят: «Вась, иди, бей пенальти». Разбегаюсь, бью пенальти. Вратарь тащит. Судья говорит: «Вбежал игрок. Перебить».  Я опять ставлю мяч. Разбегаюсь. В другой угол бью.  В штангу попадает, и я два пенальти не забиваю. Но я забиваю в игре зато. В девятку. Победили – 7:1. Говорят, классный удар получился!

ЧЕМПИОН С «УРОЖАЕМ»

- Продолжим листать твою футбольную «трудовую книжку». После сезона 2011/2012 место в составе ФК «Люберцы» тебе не нашлось…

- Сезон, точнее говоря, тот куцый чемпионат, доиграл за Котельники. В Люберцах тогда команда приличная собралась и главный тренер меня в составе не видел.

Потом позвали в «Звезду». С ней стал победителем первенства области. - Чтобы потом это же звание получить в ФК «Красково»?

- Так сложилось. Был хороший коллектив, но в межсезонье тренер Алексей Соловьев позвал в Красково. Долго думал, и пришел к выводу, что хочу играть вместе со своими старыми партнерами. Но о «Звезде» воспоминания остались очень хорошие, как и о ее руководителе Валерии Николаевиче Товкаче.

- Сейчас в основном составе красковчан ты гость не столь частый…

- Все так. То травмы преследовали, то еще что. Да и «Урожай», где мы второй год подряд становимся чемпионами района, много времени и сил отнимает. Я же впервые в прошлом году стал чемпионом люберецкого района по футболу. В 2015 сделали дубль.

- Где в финале кубка решающий год забил играющий тренер Василий Курюкин?

- Именно (смеется).

- Что будет с «Урожаем» в году следующем?

- Хотим заявиться на первенство области. Но то, что все сложится удачно, еще не факт. Есть много нюансов разных…

- Знаю, что ты наконец-то обрел семейной счастье…

- Это точно. В марте сыграли свадьбу с моей Еленой. А совсем недавно она подарила мне дочурку. Назвали Милой.

Александр СЕРЕБРЕННИКОВ