23.06.14

Зинаида ЗОЛОТОВА: О ТЕХ, КОГО ПОМНЮ И ЛЮБЛЮ

Категория:Интервью > Персона Метки:

Золотова Зинаида«Мама Зина», «Тетя Зина», «Николавна» — ее знает не одно поколение люберецких футболистов, тренеров и болельщиков. Кажется, что на «Торпедо» она работает уже целую вечность. Вечность, наверное, сказано все-таки громко, но лет отданных стадиону и впрямь немало. На «Торпедо» она пришла в 1998 году. Шестнадцать лет назад…

- Ваша биография мало кому известна. Давайте вкратце о себе.

- Родилась в деревне Берендино – ударение на «и», между Воскресенском и Егорьевском. У себя окончила школу и поехала в Егорьевск учиться в техникум. Там работала на Меланжевом комбинате. Потом захотелось поближе к Москве. Приехала в Люберецкий район. На Силикат. Кирпичный завод. По лимиту. Шел 1960-й год. Через год вышла замуж. Дали нам комнату в коммуналке. Трехкомнатную. На три семьи. Жило дружно и хорошо. В 1970-м получили «двушку» на 115-м квартале. Муж, царство ему небесное, ушел из жизни в прошлом году. Был начальником цеха на ЛСЗ. Родились дочки – живут давно уже отдельно. Старшая Ирина, младшая — Оксана. Но поднимала их, можно сказать одна – супруг из семьи ушел. Так сложилось. Сейчас внучки выросли. Одна – со мной живет. Вторая – отдельно. Когда дети росли – некоторое время не работала, но потом меня в Котельники пригласили – в «Дружбу». Там директор был – Сан Саныч, как мы его звали. И Раиса Иосифовна работала с редкой фамилией – Таранда, бывшая спортсменка. Стала администратором работать. Середина 80-х годов. Была самым главным человеком – продавала абонементы (смеется).  Евгений Петрович Дроздов – директора позже пост занимал. Потом Юшкин главным был.

- Давно про него ничего слышно не было…

- Виктор Андреевич давно уже дом построил где-то под Серпуховым. Там и жил. Потом жену похоронил и вернулся на Ковровый, где с дочкой живет. Недавно ко мне в гости заезжал. Когда на Ковровом новые люди  к власти пришли, его убрали. Николай Илларионович Пирог его к нам позвал. Люди пришли новые, «Дружбу» приватизировали. И мне уйти пришлось.

- Кто сюда позвал?

- Как мне кажется, Николай Васильевич Сафронов. Он из Норильска сам. Но с Пирогом он не ужился и тот его уволил. Потом судился с ним. На роботе его восстановили через суд, но вскоре он ушел. И пришел наш нынешний руководитель, с которым нам очень комфортно работается. Вот так моя торпедовская биография началась (улыбается).

Тогда вообще разруха была на стадионе. Лед сами заливали – Василий Николаевич Дрюккер и сторожа. Сашка Садков работал в то время еще.

- Вы знаете, что он умер.

- Да, хороший был мужик. Но имел одну всем известную пагубную привычку. Из-за нее и пришлось уйти. Василий Николаевич его еще хоть как-то контролировал. Лежал в больнице. Пить бросил. Но его смерть матери подкосила. Мирный и тихий человек был. Полем занимался. Травку подсевал, поливал…

- Дрюккер был фигурой?

- Конечно. Когда он был жив, к нему всегда шел народ. Полный город друзей и знакомых. Не было дня, чтобы к нему никто не заходил. Он хорошо знал и любил футбол. Умер дома. Два раза лежал в больнице. Первый раз, помню, сбежал оттуда.  Говорю: полежал бы еще, подлечился. Отвечает: эх, Зинаида Николаевна, там же кровь сдавать надо. А откуда она у меня. У меня один портвейн (улыбается)…

Он «Три семерки» уважал. Мы как-то с Раисой Николаевной, что со мной вместе работали, приехали к ним домой. Ольга Алексеевна Дрюккер пригасила.

Сидим на кухне, разговариваем. Тут подходит Василий и говорит: ой, девочки, как я вам завидую. Мне  с вами говорить хочется, но тянет полежать. На следующее утро его не стало. Печень не выдержала. Жаль, светлый был человек…

Котов очень любил. Его кошка Кнопка всегда встречала. Потом, когда Василия не стало, она окатилась. И погибла. Защищала своих котят от собак, которые их загрызли. Я тогда в отпуске была, а ребятам не до кошек…

- Еще кого вспомните их  тренеров?

- Логинов Сергей работал хорошо. Когда он старшим тренером был – школа первые места занимала. Не знаю, что он с Пирогом не поладил. Говорили, что Пирог не хотел, что бы школа по высшей группе играла. Расходов больше. И Сергей Анатольевич ушел в Дзержинку, а затем уже в Красково, где и сейчас работает.

Савин Виктор Валентинович, то же хорошие команды вел. У старшего Федосова – Сергея Викторовича. Сын его Костя также хороших ребят подготавливал.

- Сейчас все изменилось?

- Да, увы, Раньше детей полно было. Не успевала глядеть за ними. Тот стекла побьют, то унитазы раскурочат. Теперь – полная тишина. Детей мало, играют неважно. Почему – не мне судить…

Помню, «Звезда» с Товкачем на нашем стадионе раньше часто играла. Когда он пришел к нам из Гарнизона, у него детей-то и не было почти. А потом понеслось. Одна команда, другая. Красивая форма была – красная. Добрый он человек. Потом стал директором школы. Тренеров много стало. Как-то его спросила: откуда все это. Ответил: работать надо!

Александр СЕРЕБРЕННИКОВ